Служить или прислуживать? Какая школа нам нужна

Автор: | Февраль 16, 2019

Черемошкина Л. В.

Если судить по реформе образования, непрерывно идущей с 1980-х годов во всем мире, старая система нуждается в перестройке. На чем она стояла? На том, что для развития экономики, победы в войне каждому государству нужно образованное население.

cheremoshkona_l.png

Не просвещенная элита, а весь народ, для которого доступно всеобщее среднее и высшее образование. Недаром Отто фон Бисмарк считал, что войны выигрывает учитель. Можно ли сказать, что его мнение устарело? Сегодня мир меняется. Еще трудно системно осмыслить характер этих перемен, однако образование уже перестраивается.

Но правильно ли выбрана дорога реформ, соответствует ли она происходящим глобальным переменам? И если соответствует, нужны ли народам такие изменения, и нужно ли России так слепо копировать их? Эта реформа системы образования приводит к результатам, которые вызывают тревогу у населения. Беспокоит снижение качества знаний учащихся, критерии оценки деятельности педагогов. Разительно изменился статус учителя — из профессии, от которой зависит судьба человека, развитие личности и будущее общества, преподавание превратилось в лакейскую работу. Учитель обслуживает потребителей услуг — детей и их родителей.

Допустим, что к голосам недовольных в нашем Отечестве не прислушиваются потому, что видят насущную потребность войти на равных в глобальное сообщество — а там проведена именно такая реформа системы образования. Зададимся вопросом: зачем во всемирном масштабе нужны люди, плохо ориентирующиеся в культуре и истории своих народов, с трудом выражающие свои мысли на родном языке? Зачем нужны люди, не имеющие порой базовых знаний по физике, химии, биологии, географии? Очевидно, что значительная часть человечества при такой подготовке не сможет реализовать свои способности и потенциал, данный от природы. Значит, не предполагается получить максимальный вклад каждого человека в мировую цивилизацию?

Если нам нужен не просвещенный человек, а потребитель, то зачем мы поднимаем вопрос об экологических проблемах на Земле, когда безмерно потребляется все на свете, истощая последние ресурсы?

Фельдмаршал Хельмут фон Мольтке в свое время вступил в спор с Бисмарком и сказал, что не школьный учитель, а воспитатель выигрывает сражения: «Одно знание, однако, не доводит еще человека до той высоты, когда он готов пожертвовать жизнью ради идеи, во имя выполнения своего долга, чести и родины; эта цель достигается — его воспитанием».

Но если реформа образования подразумевает отказ от воспитания, значит, государству больше не нужно выигрывать сражения? Разве это так? Глобальное человечество не живет в дружбе и согласии, нет взаимного уважения и признания права каждого жить своим умом. Хотя кто-то конструирует для мира общую судьбу, не хотят люди, не хотят государства жить под давлением этой чуждой воли, а хотят жить по своей.

Не хочет — население; но решает ли оно сегодня свою судьбу? Но оставим в стороне «проклятые вопросы». Как бы то ни было, реформа образования осуществлена; утрачено построенное в России за столетие, а новое неудовлетворительно. Что же делать?

Разговор об этом на страницах «Психологической газеты: Мы и Мир» идет уже двадцать лет, с тех самых пор, когда реформа делала свои первые шаги. Но и сегодня нет оснований прекращать дискуссии о ней. Хотя бы потому, что верхи, хотя и менее поворотливы и менее склонны к переменам, но — не оставляем надежды — способны корректировать свои собственные действия.

Сегодня о проблемах отечественной системы образования мы говорим с доктором психологических наук Любовью Валерьевной ЧЕРЕМОШКИНОЙ, профессором МПГУ.


ОБРАЗОВАНИЕ: КЛУБОК ПРОТИВОРЕЧИЙ

Современная система образования в России характеризуется наличием очевидных противоречий. Это и противоречие между заявляемыми целями образования и тем, как и в каком направлении они реализуются; между возрастающей значимостью учителя и его реальным социально-психологическим статусом. Противоречий много, и очевидно то, что роль образования для сохранения страны в текущих геополитических условиях не согласуется с методологией реформ, которую исповедуют либерально настроенные инноваторы и  поддерживающие их представители власти.

И противоречия эти, увы, не способствуют развитию системы образования, а  усугубляют разногласия между участниками образовательного процесса. В связи с этим возникло много новых, неведомых до последнего времени проблем: от управленческих до научных и научно-методических.

В основополагающих документах утверждается, что отечественное образование направлено на формирование личности. Это означает триединство обучающих, воспитательных и  развивающих процессов. Однако еще в девяностые годы перестали говорить о развивающих, а затем и о воспитательных задачах. Образование «скукожилось» до реализации обучающих задач. Понятие «воспитание» было заменено понятием «социализация».

Социализация, как известно, представляет собой процесс вхождения в социальную среду через овладение ее нормами, правилами и ценностями. Но устраивают ли нас те нормы и правила, по которым живет современное российское общество, и те ценности, которые ему навязывают?

Можно сказать, что противоречия в системе образования нарастают в последние десятилетия, как снежный ком. Образование приравняли к сфере услуг, это привело к возникновению потребительского отношения к учителю.

Нервно-психическая напряженность в работе педагога резко возросла. Появились угрозы психологическому самочувствию учителей, они подчас дезориентированы требованиями руководства и необоснованными претензиями родителей. Угрозы физическому здоровью педагога приобретают реальные черты, поскольку участились проявления агрессии со стороны учеников. И здесь образовательные проблемы смыкаются с неудовлетворительным нравственным состоянием общества. Ученики, избивавшие в школе учительницу физкультуры в 2010 году, практически не понесли наказания. Общество не продемонстрировало жесткого неприятия такого отношения к учителю. Мне кажется, что это категорически неверно. Школу, в которой происходило подобное безобразие, нужно было расформировать, ибо ничего подобного в учебно-воспитательном учреждении допускать нельзя.

Не могу не упомянуть методологические проблемы реформирования образования. Это сложный вопрос, требующий развернутого разговора. Сейчас бы я хотела заострить внимание на специфике толкования и реализации принципа вариативности образования.

Вариативность образования, предполагающая разнообразные формы и методы развития и воспитания ребенка на разных ступенях его становления, — это замечательно. Но если принцип вариативности будет направлен на преобладание индивидуальных обучающих стратегий, то содержание обучения может стать настолько разным, что школьники будут выпускаться с принципиально отличающимися знаниями.

К чему это приведет? Мы получим молодежь с разными — возможно, даже противоположными представлениями о мире. Как они станут взаимодействовать с окружающей действительностью, смогут ли сотрудничать, как будут относиться друг к другу?


ШКОЛА: КЛУБОК ПРОБЛЕМ

Абсолютно все, с кем я взаимодействую в разных контекстах, отмечают неудовлетворительную систему управления образовательным процессом.

Увеличилась дистанция между педагогами и администрацией учебного заведения. Дистанция возросла настолько, что директор школы порой не знает своих учителей, общаясь с ними через заместителей. Ситуацию усугубил процесс слияния школ, в результате которого в образовательный комплекс могут входить, к примеру, 7 школ и 5 детских садов! Воспитательное значение атмосферы школы, образ директора как высшего нравственного авторитета в результате утрачивается.

На откуп администрации школы бесконтрольно отданы вопросы финансирования. Это вряд ли можно назвать правильным решением. Я совершенно не понимаю, почему директор получает зарплату в десятки раз больше рядового учителя, но при этом в химическом кабинете школы нет реактивов, а в математическом классе не найти даже линеек.

Молодые учителя остро нуждаются в психологических установках на необходимость воспитательной деятельности. Большинство и начинающих, и опытных учителей отмечают, что их воспитательная направленность не стимулируется руководством. Если педагог занимается воспитанием, то к этому относятся как к его добровольной дополнительной и бесплатной нагрузке.

По опросам, детям нравится, когда в школу приходят ветераны, труженики, заслужившие награды, ученые и военные. Но, к сожалению, воспитательный процесс подчас заменяется квестами, викторинами — так называемыми имиджевыми мероприятиями. Это характерно и для высшей школы.

Я много работаю с молодыми учителями и вижу у них острую необходимость проконсультироваться с психологом по вопросам воспитания, понять, как вести диалог с детьми, как решать конфликтные ситуации с коллегами и родителями. Большинство обратившихся ко мне за помощью отмечали, что при возникновении проблем администрация школы не делает усилий, чтобы помочь учителю, и часто предпочитает «договариваться» с родителями в обход педагога. Учитель остается наедине со своими проблемами.

Попытки переложить ответственность за воспитание исключительно на родителей не оправдывают себя. К сожалению, родителей тоже нужно воспитывать.


ВОСПИТАНИЕ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Воспитания в школе как целенаправленной активности взрослых по отношению к ребенку не существует. Воспитание стало побочным продуктом решения обучающих задач — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Воспитывают, как правило, не слова, а совместная деятельность детей и взрослых, атмосфера школьной жизни, поведение родителей и  учителей, их интересы и  смысложизненные ориентации. Любая продуктивная общественно значимая деятельность будет оказывать воздействие на сознание ребенка.

На этом настаивал, например, профессор Игорь Петрович Иванов, автор «педагогики общей заботы», который работал в Ленинграде в конце 1950 и в 1960-х годах. Он пытался организовать деятельность детей так, чтобы они чувствовали себя хозяевами собственной жизни: ставили цели, помогали друг другу, оценивали действия и поступки, предвосхищали будущие результаты. В результате в процессе общественно значимой деятельности они начинали понимать, что такое хорошо, что такое плохо, что такое товарищество и дух свободного творчества. К сожалению, система И. П. Иванова сегодня практически не востребована.

Если поставить перед школой задачу воспитания, то необходимо ответить на вопросы: какими в нашем обществе должны быть цели воспитания? Должны ли мы воспитывать нравственность? И какую нравственность?

Современной России нужна идеология, а ее нет.

Необходимо формировать у каждого ребенка желание защищать нашу землю.

Но школьник может возразить учителю: «Вы уверены, что это земля наша, что мы ее хозяева? Может быть, она принадлежит олигархам и иностранным компаниям? Тогда почему я должен ее защищать?» Что может ответить ребенку учитель?

Не только воспитания как организованной деятельности, но и подходов к созданию новой концепции воспитания не просматривается.

В настоящее время много говорят о воспитании патриотизма. Без любви к Родине личность состояться не может. Эти чувства являются корневой системой индивидуального и, как следствие, общественного сознания. Первостепенное значение в этом процессе имеют уроки литературы и истории. Но выполняют ли они свою роль? Приведу пример. На мой вопрос, знакомы ли вы с творчеством М. А. Шолохова, утвердительно не ответил ни один (!) из группы второкурсников педагогического вуза. Более того, оказалось, что большинство студентов не знают, кто такой М. А. Шолохов. А ведь у этого писателя есть уникальный по силе патриотического воздействия рассказ «Судьба человека». Спрашиваю о поэзии С. А. Есенина, и опять — не знают. Не читали книг гениального поэта, выразителя национального русского духа! На каких примерах надо воспитывать будущих педагогов, на каких произведениях они сами станут воспитывать своих учеников? Эти вопросы серьезно не обсуждаются.

Если мы хотим воспитывать наших детей в духе патриотизма, необходимо провести экспертизу учебников по истории. Когда беседуешь с учениками на исторические темы, то вдруг оказывается, что они имеют представление о Чингисхане и Батые, а великого князя Дмитрия Донского не знают.

То, о чем я говорю, называется проблемой содержания образования. Эта проблема фундаментальна, и она, безусловно, обсуждается. Но делать это надо, исходя из целей и задач образовательной системы как государственного института, имея четкое представление о том, какое мировоззрение будет сформировано у выпускника школы или вуза в результате, к примеру, прямо противоположных трактовок истории России. В этой связи стоит еще раз подчеркнуть следующее. Критерии оценки деятельности педагога должны включать не только то, какие знания, умения, навыки он дает ученику; но и качество поведения выпускника: по его поступкам мы судим о заложенных в него нравственных принципах; о готовности развиваться дальше; о картине мира, которая у него сложилась. В переосмыслении задач образования нуждается каждая образовательная ступень — начальная школа, средняя школа, высшая школа.

Очень важно еще в начальной школе сформировать умения и навыки, готовность к освоению знаний. В средней школе, на мой взгляд, акценты должны быть сделаны на преподавании естественнонаучных дисциплин, русского языка, литературы, истории, географии. Но сейчас начинают инициировать введение в программу новых предметов: основ бизнеса, введение в сферу кино и других. Но такие знания можно давать в рамках уже существующих дисциплин!

Это еще одна проблема, и не только отечественного образования: речь идет о все увеличивающемся количестве информации и необходимости отобрать самое нужное для развития детей конкретного возраста, проблема научно-обоснованной дифференциации главного и второстепенного.


НУЖНА СТРАТЕГИЯ ПЕРЕМЕН

Сегодня очень важно осмыслить противоречия, возникшие в системе образования за последние три десятка лет. Почему они появились, как их можно устранить? Назову только часть первоочередных мер, которые надо осуществлять — подчеркну — одновременно.

1. Нужна обновленная теория образования.

2. Необходимо поднимать статус учителя, опираясь на аксиому: учитель и  преподаватель являются центральными фигурами системы образования.

3. Нужно приостановить объединение учебных заведений, вернуть в школу семейную атмосферу.

4. Сохранить сельские школы.

5. Необходимо проводить авторитетную экспертизу учебников. Она должна быть многоуровневой, с привлечением специалистов Российской Академии наук, с опорой на мнение педагогического сообщества, родителей и, возможно, учеников.

По предмету достаточно иметь один основной учебник и 2–3 дополнительных. Исключения могут составлять образовательные программы для школьников, осваивающих два языка или обучающихся в специальных учебных заведениях.

6. Как воздух, нужна система стимулирования педагогической деятельности — в первую очередь, ее воспитательной составляющей.

7. Необходимо поднять качество педагогического образования:

— всемерно поддерживать отечественные научные школы;

— научно-исследовательская деятельность студентов должна стоять в основе их подготовки;

— для этого необходимо восстановить уничтоженную лабораторную базу;

— воссоздать конкурсный отбор в педагогические вузы.

Главное — начать критическое переосмысление проведенных реформ — с учетом геополитических и социокультурных условий жизни нашего общества.


Автор Любовь Валерьевна Черемошкина — профессор, доктор психологических наук, Московский педагогический госуниверситет (МПГУ).

Из интервью Психологической газете (выпуск № 7 (263) Июль 2018 года). Беседовала Ольга Жигарькова.

Добавить комментарий